←К оглавлению

Deus Ex : HUMΔN REVOLUTION

Волк среди овец

В процессе эвакуации "Тайфуна" Дженсен наткнулся на террориста "Движения за чистоту", пытающегося украсть прототип. Однако так называемый экстремист и сам оказался носителем имплантов; он совершил самоубийство, стремясь избежать допроса. В надежде найти ответы Дженсен добрался до предводителя экстремистского движения, Зика Сандерса. Тот клялся и божился, что не знал об имплантах террориста. Дженсен позволил Сандерсу бежать, решив сосредоточиться на уликах вокруг нападавших...

Фарида Малик: Поступили новые распоряжения, Дженсен. Босс хочет, чтобы Притчард как можно скорее осмотрел "Тайфун".

Адам Дженсен: Принято. Спасибо, что подбросила.

Фарида Малик: Без проблем. Да, и еще, Дженсен... Просто хотела сказать... Новая внешность тебе здорово идет. Как будто с тобой ничего и не случилось.

Адам Дженсен: Спасибо.

Фарида Малик: И... какие ощущения от этих имплантов?

Адам Дженсен: Извини?

Фарида Малик: Ты только пойми меня правильно. В смысле, у меня у самой есть пара нейропротезов. Небольших. Чтобы лучше летать. Но я сама решила, что они мне нужны. Ты - нет. Ну а теперь, когда ты испытал их в деле, что ты думаешь?

Адам Дженсен: Я не буду врать и говорить, что сегодня они были некстати. Но ты права, я их не выбирал.

Фарида Малик: Чтобы привыкнуть к этому, нужно время - у меня оно есть. Только не удивляйся, если босс захочет, чтобы у тебя их стало больше.

Адам Дженсен: Ты это о чем?

Фарида Малик: Ты его знаешь. Для него импланты - смысл жизни. Он не понимает, почему некоторые хотят остаться просто людьми.

Адам Дженсен: Меган говорила то же самое.

Фарида Малик: Ничего удивительного. Исследование, которым она занималась, было совершенно замечательным. Оно могло бы многих склонить на нашу сторону. Если бы...

Адам Дженсен: Если бы этот мерзавец не убил ее.

Фарида Малик: Слушай, Дженсен. Я знаю, ты хочешь найти тех, кто напал на нас, я тоже. Так что если я могу хоть чем-то помочь - просто скажи.

Адам Дженсен: На самом деле, есть кое-что... Я хотел бы узнать о первой атаке.

Фарида Малик: Хорошо. Спрашивай.

Адам Дженсен: Я все думаю, зачем они напали. Что им было нужно.

Фарида Малик: Разве не ясно? Они не хотели, чтобы мы оказались в Вашингтоне.

Адам Дженсен: Нет. Они только отсрочили это. Слушания можно перенести. Открытия Меган может представить кто-то другой.

Фарида Малик: А по-моему - нет, Дженсен. Они уничтожили всю ее команду. Деклан Фаэрти. Василий Шевченко. Ниа Колвин. Даже Эрик Косс! Лаборатории, где нашли их тела...

Адам Дженсен: Выгорели дотла. Точно.

Фарида Малик: Единственное, что уберегло от огня тебя - рухнувшая несущая стена. Можешь не верить, но это спасло тебе жизнь.

Адам Дженсен: Значит, атака должна была уничтожить разработки Меган.

Фарида Малик: Очень на это похоже. Мистер Шариф хочет все восстановить, но на это уйдут месяцы. ЕСЛИ за это время компания не обанкротится.

Адам Дженсен: Кто-нибудь еще видел их? Тех, кто атаковал?

Фарида Малик: Недостаточно хорошо, чтобы описать. Притчарду удалось получить смазанное изображение с одной из камер, но все записи были изъяты службой Национальной безопасности.

Адам Дженсен: Национальной? Я слышал, из-за убийства дело передали в управление специальных расследований. Управление специальных расследований Детройта.

Фарида Малик: Да, но только на первый месяц. А потом... Единственное, что я знаю точно - дело до сих пор не закрыто. И мистер Шариф недоволен.

Адам Дженсен: В ту ночь ты была там. Что ты запомнила?

Фарида Малик: Хаос. Сначала все решили, что произошел несчастный случай. Но Притчард ничего не мог увидеть, все коммуникации вышли из строя. Потом мы услышали взрывы. К тому времени, когда мы поняли, что случилось...

Адам Дженсен: Они ушли.

Фарида Малик: Кто бы это ни был, Дженсен, они молодцы. Специально обученные молодцы.

Адам Дженсен: Я найду их, Малик. Так или иначе.

Фарида Малик: Я верю в тебя. И, на всякий случай знай, что бы ты ни делал... Я готова помочь.

Адам Дженсен: Я... ценю это, Малик. Но сейчас...

Фарида Малик: Ты должен доставить "Тайфун" в техническую лабораторию. Да. Увидимся позже. И еще… Дженсен? Когда все будет улажено, босс хочет видеть тебя в кабинете, чтобы выслушать отчет.

Адам Дженсен: Так точно. Доброй ночи, Малик.

***

Фрэнк Притчард: Так, так, неужели это сам Махатма Ганди пришел почтить нас своим благотворным присутствием. Если это касается "Тайфуна", я буду через минуту.

Адам Дженсен: Так, Притчард. Я не для того рисковал головой, чтобы потерять ее в дебрях процессоров и переходников.

Фрэнк Притчард: Ничего себе, ты выучил такие слова! Не думай, что раз тебе так легко удалось взломать системы безопасности фабрики, теперь ты специалист по "всем этим компьютерам". Сейчас я не могу заняться "Тайфуном".

Адам Дженсен: Да ну.

Фрэнк Притчард: К твоему сведению, сейчас я провожу общую диагностику безопасности нашей сети, чтобы узнать, как хакеру Сандерса удалось добраться до кодов.

Адам Дженсен: Думаю, первый вопрос, который надо задать: "Чьи это были коды?" Впрочем, может быть… Ты уже знаешь.

Фрэнк Притчард: Дженсен, пойди, выбей пару дверей, убей кого-нибудь, только позволь мне заняться своим делом. Честное слово, так мы гораздо лучше справимся.

***

Дэвид Шариф: Хью, послушай меня, возможно, это не он вложил оружие в руки Сандерсу, но все началось именно с выступления Таггарта в ООН.

Хью Дэрроу: Уильям Таггарт - всего лишь ушлый политикан. Сами знаете, Дэвид.

Дэвид Шариф: И ради сохранения лица я должен слушать его бредни, глядя ему в глаза?

Хью Дэрроу: С улыбкой. Обязательно с улыбкой.

Хью Дэрроу: Мы позже поговорим.

Адам Дженсен: Вы хотели видеть меня?

Дэвид Шариф: Да. Как самочувствие?

Адам Дженсен: Бывало и лучше.

Дэвид Шариф: Хорошо, когда закончим здесь, загляни в клинику "ПРОТЕЗ" к доктору Маркович. Провериться не помешает.

Адам Дженсен: Если вы настаиваете. Послушайте. Насчет Сандерса...

Дэвид Шариф: Да, насчет Сандерса. О чем ты думал, когда позволил ему так легко ускользнуть?! Я отправил тебя туда, чтобы ты обо всем позаботился!

Адам Дженсен: Вы просили меня разобраться в ситуации, я это сделал.

Дэвид Шариф: Ясно. И еще я понимаю, почему в полиции именно на тебя решили повесить ответственность за бунт в Мексикантауне. Боже, Адам. Я думал, ты был к этому готов.

Адам Дженсен: Я был. Сегодняшнее нападение - чья-то попытка заморочить нам голову. Я намерен узнать, чья и зачем, чтобы это больше не повторялось.

Дэвид Шариф: Отлично. Я тоже. Ты уверен, что у него были приращения?

Адам Дженсен: Я выдернул из него провода.

Дэвид Шариф: Хм, а полиция говорит, что нет. Они не позволили мне взглянуть на труп даже после того, как я пригрозил урезать их пенсионный фонд.

Адам Дженсен: Может, им не понравилось, что их так долго не пускали на фабрику.

Дэвид Шариф: Это говорит глава службы безопасности или бывший коп?.. Послушай, Адам. Я не хочу ругаться из-за этого. Мне надо, чтобы ты докопался до правды. У тебя есть старые друзья в полиции. Как ты думаешь... кто-нибудь из них может пропустить тебя в морг?

Адам Дженсен: Смотря кто попадется.

Дэвид Шариф: Отправляйся в участок и попробуй попасть внутрь. Если у хакера были модификации, его нейронный узел поможет нам понять, кем он был. Свяжись со мной, как только доберешься до него.

Адам Дженсен: Босс. То, о чем вы меня просите... это не вполне законно.

Дэвид Шариф: Нет. Незаконно... Тебя это останавливает?

Адам Дженсен: Просто... решил, что стоит напомнить.

Дэвид Шариф: О, спасибо. Поверь, если бы у меня был выбор, я бы поступил иначе. Но последние полгода мне кажется, что мой авторитет в этом городе уже ничего не значит.

Адам Дженсен: Но вам удалось не допустить спецназ на фабрику, пока я не позаботился о "Тайфуне".

Дэвид Шариф: С трудом. А сейчас кто-то старается удержать нас в неведении... Нам нужен этот нейронный узел, сынок. С его помощью мы выясним, кто стоит за всем этим.

Адам Дженсен: И разберемся с теми, кто это сделал... Я займусь этим.

***

Афина Маргулис: Адам! Ты только что говорил с Дэвидом? Я не знала, что он закончил беседу... Все в порядке?

Адам Дженсен: Насколько возможно.

Афина Маргулис: Так. Можно подумать, я знаю, что это сейчас значит. После сегодняшнего выступления Таггарта телефон просто разрывает.

Адам Дженсен: Таггарт? Когда я вошел, Шариф как раз говорил о нем... Что нынче говорит про нас отец-основатель "Фронта человечества"?

Афина Маргулис: О, на сей раз он был сама искренность. Осудил все насильственные действия, направленные против нас... Предложил навестить нас лично, чтобы выразить соболезнования...

Адам Дженсен: Неудивительно, что босс не в настроении.

Афина Маргулис: Его можно понять. Если бы все решали такие, как Таггарт, ты бы умер на операционном столе. Проблема в том, что он умеет играть на людских страхах.

Адам Дженсен: Вмешательство в биологию человека выглядит довольно жутко...

Афина Маргулис: Расскажи это инвалидам войн, которые получили шанс на нормальную жизнь! Но если Таггарт преуспеет - сможет повлиять на общественное мнение - ООН придется занять его позицию! Запомни мои слова. Этот человек - проблема.

***

Адам Дженсен: Миссис Рид?

Кассандра Рид: О, Адам. Прости, ты меня напугал. Пожалуйста, зови меня Кассандра, вы с Меган столько времени были вместе. Я как раз тебя ждала.

Адам Дженсен: Здесь, снаружи? Зашли бы внутрь.

Кассандра Рид: Не знаю.. Я, наверное, еще не готова. Ты здесь работаешь, но для меня это место, которое отняло мою дочь.

Адам Дженсен: Я понимаю, о чем вы. Для меня тут тоже все изменилось,

Кассандра Рид: Думаю, это и не должно быть просто. Нет правильного пути для того, чтобы пройти через такое. Я даже не представляю, каково сейчас тебе после всего этого.

Адам Дженсен: Да. Много что поменялось за полгода.

Кассандра Рид: Не могу поверить, насколько... они тебя изменили. Сначала я даже не думала, что ты выживешь. Как ты с этим справляешься?

Адам Дженсен: Я просто делаю, что должен. И плевать мне на модификации.

Кассандра Рид: Прагматичный подход, Адам. Но, возможно, не стоит отмахиваться от таких... травматичных изменений.

Адам Дженсен: Позвольте спросить, зачем вы хотели меня видеть?

Кассандра Рид: Да. Да, конечно, прости. Я здесь из-за Меган. Из-за того, что с ней случилось - вернее, из-за расследования случившегося.

Адам Дженсен: А в чем дело?

Кассандра Рид: Если совсем просто - мне кажется, что-то не так с тем, как это дело велось.

Адам Дженсен: Вы думаете, что здесь что-то нечисто?

Кассандра Рид: Именно. Считай это материнской интуицией, но в разговоре со следователями я заметила кучу несоответствий. А потом я встретила детектива по имени Чейз. Он подтвердил, что кое-что не было сделано должным образом, хотя доказательств у него не было.

Адам Дженсен: И вы хотите, чтобы я попробовал разузнать это.

Кассандра Рид: Я никогда больше не услышу, как моя дочь смеется, Адам. Она больше не позвонит, не спросит, как у меня дела, и я не спрошу ее, как прошел ее день. Ее у меня украли. Возможно, все это не очень правильно, но я все равно хочу знать, почему это случилось. Ты изменился, Адам. К лучшему или к худшему - еще увидим. Но я знаю, ты любил Меган. Прошу, помоги мне выяснить, что на самом деле с ней случилось.

Адам Дженсен: Я сам еще не занимался тем нападением. Попробую разобраться.

Кассандра Рид: Спасибо! Адам, для меня нет ничего важнее.

Адам Дженсен: Сначала мне нужно встретиться с этим детективом Чейзом.

Кассандра Рид: Отлично. Он подрабатывает охранником в доме на Бруклин-Корт. Я буду ждать твоего возвращения в холле твоей квартиры.

Адам Дженсен: Почему детектив подрабатывает где-то охранником?

Кассандра Рид: О-о. Он ушел в отставку вскоре после тех событий. Подробностей не знаю - может, он сам тебе все расскажет.

Адам Дженсен: Я займусь этим.

***

Летиция: Ну, твою ж мать! Это ж Капитан самолично! Мистер Шариф тебя славно починил, а? Очки, смотрю, моднявые, и все дела! Черт...

Адам Дженсен: Как дела, Летиция?

Летиция: Вот уж не думала, что тебя в эти края так скоро занесет, да. Это ж после всего, что полгода назад было-то. Люди говорили, ты совсем слег.

Адам Дженсен: Люди меня часто недооценивают.

Летиция: Это у нас общее, Капитан! Мы с тобой такие! О, это, слушай... Деньжат не подкинешь?

Адам Дженсен: Давай так: расскажешь мне что-нибудь полезное, а там посмотрим?

Летиция: Капитан, ты ж не полицейский уже. И чего опять старую песню завел?

Адам Дженсен: А того, что на этот раз деньги мои собственные, а не государственные. И за просто так я их не отдам.

Летиция: Хм, ну, да. Чего тебе рассказать?

Адам Дженсен: Ты всегда в курсе, что творится в городе, Летиция. Какие настроения на улицах?

Летиция: Да так себе, так себе, Капитан... Люди работу теряют, а кое-кто и дома... Все норовят все ценное запереть в этих, ну, контейнерах - надеются, что никто не вломится и не утащит. Если твой Шариф собрался нас спасать, пускай поторопится.

Адам Дженсен: Или что?

Летиция: Не знаю. Такое чувство, что город вот-вот на воздух взлетит. Особенно в переулках позади заправки. Обычно-то там ходи себе на здоровье, только не трогай никого. Но если что вдруг не так сделаешь... Сейчас что копы, что бандиты - все первым делом за пушку хватаются.

Адам Дженсен: Я уже сотню лет не патрулировал улицы. Не знаешь, куда податься не особо добропорядочному гражданину, если ему захотелось обзавестись незарегистрированным стволом?

Летиция: Ну, я, конечно, знаю тут парочку торговцев. Ну, ежели кто смелый - особенно со всеми этими железяками от мистера Шарифа - такой человек может найти кое-что получше. Если он готов постараться...

Адам Дженсен: Летиция, ну и запросы у тебя. Надеюсь, дело того стоит.

Летиция: Ну, во-первых, дело не вполне законное. Да к тому же ты - бывший коп. Я надеюсь, дурного не подумаешь... Но все знают, что лучшее оружие в округе - под замком в полицейском участке.

Адам Дженсен: Да, это бы здорово помогло, если бы я там до сих пор работал. Но, поскольку я там не работаю, у меня нет кодов от оружейной.

Летиция: Ага, а у меня-то есть. Я слышала, как два новичка о них болтали, пока я у бака, позади участка, грелась. Они все бухтели, что новый офицер, Найсфилд, кажись, выбрал в качестве пароля слово "патриотизм". Сказали, не удивительно, что его карьера идет в гору.

Адам Дженсен: Возможно, мне придется скоро... кое-куда... проникнуть. Знаешь, попасть в места, где лучше бы никому не глаза не попадаться.

Летиция: Ну, ты напустил туману, Капитан. Хотя, может, и не надо мне все это знать в подробностях.

Адам Дженсен: А ты сечешь тему.

Летиция: Я тебе вот что скажу, люди в наше время все больше вниз смотрят, а не вверх... Да и внизу-то мало что видят - не думают, что там у них под ногами. Так что если человек не боится немного запачкаться, он может в этом городе в интересные места забраться. Особенно, если заранее нужную информацию выяснить... Вот что интересно, Капитан. Канализация-то, она местами прямо под полицейским участком проходит, но все равно люди там много что прячут.

Адам Дженсен: Что именно?

Летиция: Почем я знаю. Но кое-где стены очень быстро заделывают. Кто-нибудь, вроде тебя, мог бы сам выяснить - особенно с такими глазками волшебными, которые через все насквозь смотрят. Мистер Шариф должен такие делать, а? Так вот, не то, чтоб я тебе это советовала - ты ж у нас с имплантами и все дела - но, если вдруг понадобится тебе сунуться к бандам в Трущобы, что тогда? Тут ты явно не захочешь перед ними отсвечивать.

Адам Дженсен: Потому что меня там сперва порвут на части, а потом начнут задавать вопросы.

Летиция: Точно, с твоими-то железками. Только у них там дома старые, поближе к крыше совсем крошатся. Лестницы пожарные зато в порядке. Может, если повыше забраться, какую дыру найдешь.

Адам Дженсен: И при этом молиться, чтобы здание не рухнуло к чертям, пока я с него не слезу.

Летиция: Да, они крепче, чем кажутся. А то попросил бы у мистера Шарифа спецжелезку для падений. Потому что лифты - так уж точно не работают.

Адам Дженсен: Я бы тебе чего-нибудь выпить предложил, но ты же, я знаю, пьешь только "Дьявольский эль".

Летиция:Да ладно, Капитан. Спасибо за заботу.

***

Доктор Вера Маркович: А, мистер Дженсен! Дэвид Шариф говорил, что вы зайдете. Я как раз просматривала результаты ваших анализов, полученные на прошлой неделе.

Адам Дженсен: Мне закатать рукава?

Доктор Вера Маркович: Как ни странно, нет. Я не вижу никаких признаков разрастания глиальной ткани.

Адам Дженсен: Прошло полгода, док. Разве не надо делать инъекции нейропозина?

Доктор Вера Маркович: Простое решение. Но судя по результатам анализов, нет никаких признаков отторжения имплантов. Связь ткани и электродов, кажется, становится прочнее, и все.

Адам Дженсен: Значит, можно идти?

Доктор Вера Маркович: Ну... Мистер Шариф просил обсудить с вами один вопрос... Вы знаете, что во время первой операции были приняты некоторые меры предосторожности?

Адам Дженсен: Не все импланты были включены. Точно.

Доктор Вера Маркович: Нам пришлось принять во внимание состояние гематомы. Мозгу требовалось время на восстановление. Чтобы привыкнуть к механическим нейропроцессорам и со временем самостоятельно включить их.

Адам Дженсен: К делу, док. Чего хочет Шариф?

Доктор Вера Маркович: Он считает, что вы готовы к ускорению процесса активации при помощи программного пакета "Праксис".

Адам Дженсен: То есть, мне больше не придется ждать, пока модификации активируются сами?

Доктор Вера Маркович: Если хотите, можете подождать. Но мистер Шариф пожертвовал "ПРОТЕЗ" крупную сумму от вашего имени. Это гарантия того, что доступ к программам, связанным с вашими нейропротезами, будет у вас и только у вас. Пожалуйста. Взгляните.

***

Детектив Чейз: Приветствую. Вы, видимо, Адам Дженсен.

Адам Дженсен: Меткое наблюдение.

Детектив Чейз: Поймите меня правильно, но вас крайне сложно не заметить.

Адам Дженсен: Будем считать это комплиментом. Она сказала, что у тебя может быть информация о деле Меган Рид и об атаке на штаб-квартиру Шарифа.

Детектив Чейз: Боже мой. Что за бардак. Просто черт знает что. У нас были указания от трех разных ведомств, федералы на хвосте, нас прессовали со всех сторон, в общем, настоящая мясорубка.

Адам Дженсен: Это очень важное дело, да. Миссис Рид сказала, что на твой взгляд были нарушены какие-то процедуры?

Детектив Чейз: Вы верно поняли. То есть, вы и сами знаете, как это бывает, миссис Рид говорит, вы раньше были копом. Нередко случается, что лентяи-полицейские облегчают себе жизнь. Но тут... тут было по-другому.

Адам Дженсен: В смысле, по-другому?

Детектив Чейз: Слишком многое упустили из виду. Люди спешили с выводами, и каждый раз, когда я пытался настаивать, начальство на меня давило. Они хотели разделаться с этим... по-быстрому. Это всегда плохой признак.

Адам Дженсен: Ты можешь выражаться конкретнее?

Детектив Чейз: Ну да, потому-то вы и понадобились. Есть пара зацепок, с которыми я так и не разобрался. Начал было копать, но от этих правительственных агентов мне как-то не по себе. Я испугался. За несколько месяцев до увольнения мне не хотелось облажаться. Но вы... у вас наверняка есть возможность докопаться до истины.

Адам Дженсен: Давай, выкладывай.

Детектив Чейз: Во-первых, говорят, что приказ прекратить расследование был спущен с самой верхушки, может, даже не из местного ведомства. Подобные вещи должны проходить через капитана Пенна. И какие-то следы могли остаться у него в компьютере.

Адам Дженсен: Похоже, придется заглянуть в участок.

Детектив Чейз: Да. Так, что еще... к этому делу был приставлен офицер Чет Вагнер. Он у нас, знаете, на мальчика-хориста не тянет. Так что, когда дело отдали ему, я сразу заподозрил неладное. Кто-то его привел, и с уликами быстренько разобрались по-свойски. Советую поговорить с ним... узнать, что ему известно.

Адам Дженсен: Отлично, схожу поболтать с офицером Вагнером.

Детектив Чейз: Скорее всего, вы найдете его в приемной. Его понизили в звании за нарушение дисциплины, и сейчас он снимает показания. Его непросто расшевелить, но этого парня всегда есть за что цеплять. Его кабинет на третьем этаже. Там наверняка найдется что-нибудь, чтобы развязать ему язык.

Адам Дженсен: Что-нибудь еще ценное?

Детектив Чейз: Да. Когда поступил приказ закрыть дело, все, что мы накопали, ушло в хранилище. Возможно, там вы найдете что-нибудь интересное... В переулке, сразу за участком. Код - сорок... сорок восемь, девяносто один. Но доступ туда есть не только у нас, так что смотрите, осторожнее.

Адам Дженсен: Спасибо за помощь.

Детектив Чейз: Ха. Да не за что. И еще... когда будут новости, не стоит приходить с ними ко мне. Вы поймите меня правильно, я всегда рад помочь, но... меньше знаешь - крепче спишь.

Адам Дженсен: Ты сказал, что еще у кого-то есть доступ к хранилищу? Это как?

Детектив Чейз: Ну, я видел... эм-м... То есть, я слышал, что агенты правительства могли припрятать и более... важные улики в сейфе, который стоит в хранилище.

Адам Дженсен: Да ладно тебе, Чейз. Ты что-то недоговариваешь.

Детектив Чейз: Зараза... Ладно, слушайте. Я уже совался в хранилище и нашел код от сейфа. Но меня застукал один из местных парней. Он знает, что я знаю, Дженсен. Если я дам вам код, они поймут, что я проболтался. Считайте меня пессимистом, но меня такой расклад не радует.

Адам Дженсен: Зачем тебе было уходить из полиции, а потом идти в охранники? В смысле, мне кажется, что тебе нравится такая работа.

Детектив Чейз: Мне нравилась идея быть копом. С самого детства я мечтал служить в полиции. Но с меня хватит. Я совсем не так это представлял. Это работа. Кто-то работает хорошо, а остальным наплевать. Оно и видно. Это дело... Дело "Шарифа"... оно стало для меня последней каплей.

Адам Дженсен: А ты-то как в это вляпался?

Детектив Чейз: Я не стремился туда, если вы об этом. Честно говоря, я вообще не хотел в этом участвовать.

Адам Дженсен: Почему нет?

Детектив Чейз: Я был честным копом, Дженсен. Я старался вести себя согласно законам, инструкциям и тому, что казалось мне правильным. Не совсем то, что требовалось для этого дела.

Адам Дженсен: Да ладно тебе, Чейз. Ты же хороший парень. Честный полицейский. Ты всегда поступал по совести. Ты же знаешь, что хочешь восстановить справедливость. Код к сейфу - очень важная штука.

Детектив Чейз: Не делайте из меня героя, Дженсен. Я обычный парень. Но в одном вы правы, я всегда стремился к справедливости. Код - 7196. Только сделайте одолжение. Можете хотя бы попытаться взломать эту штуку, прежде чем используете код? Если мне повезет, это собьет их с толку.

Адам Дженсен: Это все, что мне пока нужно.

***

Адам Дженсен: Да? Что тебе нужно?

Чет Вагнер: Информация.

Адам Дженсен: Обратись к дежурному в приемной, пушка на ножках, не отнимай у меня время.

Чет Вагнер: Информация другого рода. Что ты знаешь о деле "Шариф Индастриз"?

Адам Дженсен: Ха-ха. А я хочу минетик и двухместный "Бард" 2005 года выпуска, думаю, мы оба можем и дальше предаваться мечтам, чугунная голова.

Чет Вагнер: Хватит на сегодня.

***

Уэйн Хаас: Да, да, погоди секунду. Черт. Дженсен... ?

Адам Дженсен: Хаас. Не ожидал встретить тебя здесь.

Уэйн Хаас: Да, по ходу, ты хорошо устроился, не то, что я.

Адам Дженсен: У меня нет времени на твое нытье. Мне надо в морг.

Уэйн Хаас: Да ну?! Забудь. Не знаю, что там за трупешник, но у меня приказ с самой верхушки. Никого не пускать. Два года от тебя ни слуху, ни духу, а теперь нарисовался и сразу что-то клянчишь?

Адам Дженсен: А что, надо было приказывать? С приказами ты всегда отлично справлялся.

Уэйн Хаас: Боже мой... А ты что, святее самого папы? Думаешь, мне это нравится? Разуй глаза! Быть командиром спецназа, а потом стать ничтожеством, дежурным на каком-то паршивом участке! Оставь приказы при себе, мне их и так хватает. Либо учись вести себя прилично, либо проваливай! Потому что я тебе нужен, а не ты мне.

Адам Дженсен: Ладно, слушай. Ты злишься, и я тебя прекрасно понимаю. Конечно, я тебя подставляю, но мне нужно попасть в этот чертов морг. Я постараюсь оградить тебя от последствий.

Уэйн Хаас: Вечно меня кто-то подставляет... Поверить не могу! Только жизнь стала налаживаться, и тут ты! Будет этому конец? Ты ведь понимаешь, что, как только я открою дверь, мне крышка!? Еще хорошо, если просто вышвырнут. Это правда настолько важно?

Адам Дженсен: Да, ты рискуешь работой. Да, за то, что случилось тогда, пострадал ты. Но, пойми, мне нужна помощь. Это очень важно. Даю слово, что бы ни случилось, я не брошу тебя.

Уэйн Хаас: Это... приятно слышать. Слушай, мне до смерти надоело снова и снова вспоминать об этом. Да, я убил пацана. Он был нашпигован имплантами, он был опасен - такая уж у нас работа. Мы защищали гражданских! И к черту тех, кто лезет с домыслами, ничего не зная!

Адам Дженсен: Эй, спокойно! Никто не осуждает тебя, я здесь не для этого. Просто выполни мою просьбу, и я пойду дальше. Нам больше не придется орать друг на друга.

Уэйн Хаас: Было бы неплохо. Я ждал два года, чтобы сказать тебе одну вещь. Это все из-за тебя, Дженсен. Все, что случилось. Потому что, когда запахло жареным, ты получил приказ стрелять, отказался, и браться за дело пришлось мне, а ты попросту свалил из моей жизни. Вот когда все пошло к чертям, когда ты меня бросил.

Адам Дженсен: Уэйн, это была сложная ситуация. Ты все сделал правильно.

Уэйн Хаас: Адам... Я... Спасибо. Дверь открыта. Я скажу парням, чтобы они тебя пропустили. А теперь мне хочется побыть одному.

***

Патологоанатом: Давно пора. Вы тот самый охранник, которого я должен был дождаться? Передайте Мэндерли, что записку я получил, когда уже начал вскрытие. К тому времени было поздно его зашивать.

Адам Дженсен: Ладно... Так вы извлекли нейронный узел?

Патологоанатом: Это было непросто. Чуть ниже, и пуля уничтожила бы не только ПЭДОТ-соединения. Так что не обещаю, что вам удастся что-то узнать, кроме того, что он был модифицирован.

Адам Дженсен: Модифицирован? Каким образом?

Патологоанатом: Что-то вроде жидкостного привода. Но, учтите, я не смотрел. Ультрафиолет есть ультрафиолет, я знаю, как вы, ребята, нервничаете, когда речь заходит о "соображениях национальной безопасности". Он весь ваш. Как было сказано, я отделил узел, но оставил его внутри черепа. Теперь, если вы позволите, мне пора заняться бумагами.

***

Адам Дженсен: Босс, нейронный узел у меня. Похоже, он модифицирован. Что-то вроде жидкостного привода. Пусть Притчард посмотрит на него.

Дэвид Шариф: Нет, не неси его сюда. Фрэнк все еще занимается диагностикой. Пока он не закончил, я не хочу рисковать, подключая что-то к нашей сети.

Адам Дженсен: Особенно если замешаны военные… Так что же мне делать?

Дэвид Шариф: Отнеси узел к себе домой. Я скажу Фрэнку, чтобы он связался с тобой.

***

Чет Вагнер: Ты глухой или просто тупица? Я сказал, не мельтеши перед глазами.

Адам Дженсен: Я знаю, что ты "позаботился" о важных уликах по этому делу. И хочу узнать об этом побольше.

Чет Вагнер: Во-первых. Я понятия не имею, о чем ты говоришь. Во-вторых, даже если бы и понимал, с чего ты взял, что мне есть дело до твоих желаний? А теперь настоятельно советую, убери отсюда свою высокотехнологичную задницу, пока я не "позаботился" о тебе.

Адам Дженсен: Красиво говоришь. Настоящий поэт. Скажи мне, а судье ты что скажешь, когда тебя возьмут за ложные показания, хранение и распространение наркотиков?

Чет Вагнер: Что это ты там бормочешь, ходячая пушка?

Адам Дженсен: Слушай, смешная история. Есть такой парень, Блейн Лопез зовут. Дурью торгует около аэропорта. Редкостный мерзавец. Знаешь такого? У меня тут есть запись разговора между ним и тобой. Ну, так что: в тюрьму собираешься, или рассказываешь мне то, что я хочу знать?

Чет Вагнер: Откуда ты зна... Черт, послушай, парень. Я просто сделал то, о чем меня попросили. У меня не было выбора.

Адам Дженсен: Продолжай.

Чет Вагнер: Ладно, смотри. Однажды утром я получил по электронной почте письмо с новым заданием. Служебное дело. Но там были и особые указания. Я должен был найти в лаборатории запись с камеры слежения. Мне было приказано забрать ее и оставить возле мусорного бака неподалеку от озера.

Адам Дженсен: И что там было?

Чет Вагнер: Не очень понятно. Кадры, на которых двое парней, нападавших на "Шариф", лезут в лабораторию. И, мне показалось, они тащили что-то с собой, но что именно, я не понял.

Адам Дженсен: Кто приказал тебе это сделать?

Чет Вагнер: Думаешь я знаю?! У нас тут приказ есть приказ. Они всегда поступают сверху, и никто не задает вопросов. Надо просто делать то, что сказано, и надеяться, что не кончишь как Хаас, вон он, кстати.

***

Кассандра Рид: Ты узнал что-нибудь? Пожалуйста. Мне нужно знать, что случилось с Меган.

Адам Дженсен: Я расследовал все наводки детектива Чейза. Вы были правы, с делом Меган что-то нечисто.

Кассандра Рид: И что же тебе удалось найти?

Адам Дженсен: Я заполучил рапорт, который подтверждает опасения Чейза. Нападавшие использовали крайние меры для того, чтобы тела и снаряжение было не опознать.

Кассандра Рид: О боже. Меган... Адам, что это значит?

Адам Дженсен: Пока не знаю. Похоже, план заключался в том, чтобы не оставалось ни ДНК, ни других следов, которые могли бы на них вывести. Только вот как-то все это слишком гладко выглядит. Некто из правительства, человек по фамилии Мэндерли, лично назначил специалиста для вскрытия - в обход местного управления. И это тоже плохой признак.

Офицеру, который занимался этим делом, было поручено избавиться от важного вещественного доказательства. Запись с одной из камер наблюдения: на ней нападавшие проносят что-то в лабораторию.

Кассандра Рид: Что? Что они туда принесли?

Адам Дженсен: Я не знаю. Но кто-то наверху решил, что улики должны исчезнуть - значит, это было что-то важное. Из лаборатории живыми выбрались трое. Я и еще двое. Один из тех двоих умер в больнице через пару дней. Второй, лабораторный техник, был готов рассказать в подробностях все, что видел. Что характерно, когда до него добрались следователи, он не смог вспомнить ничегошеньки.

Кассандра Рид: Сдается мне, ты этому не веришь.

Адам Дженсен: Нет, конечно. Я читал рапорты. Я думаю, кто-то добрался до него раньше полиции.

Кассандра Рид: Значит, на данный момент... мы не можем сделать никаких выводов?

Адам Дженсен: Мне очень жаль, но нет. Одно можно сказать наверняка: кто-то очень сильно постарался стереть все следы, связанные с этим делом. Кто-то, обладающий властью, решил уничтожить все, за что могло бы зацепиться расследование.

Простите, Кассандра. Хотелось бы иметь что-нибудь более существенное. Но я нашел кое-что, что должно быть у вас. Смотрите, это браслет Меган. Она наверняка хотела бы, чтобы он был у вас.

Кассандра Рид: О... Адам. Это очень благородно с твоей стороны. Браслет ей достался от бабушки... Она очень его любила. Спасибо, спасибо за все, что ты сделал.

Адам Дженсен: И... ты… скажи, ты теперь знаешь, как умерла Меган?

Кассандра Рид: Я читал рапорты. Она не мучилась, Кассандра, это я могу сказать точно.

Адам Дженсен: Спасибо тебе, Адам. Не бог весть что, но все равно спокойнее. Мне так ее не хватает.

Кассандра Рид: Не волнуйтесь, Кассандра. Дело еще не закончено. Не знаю, как и когда, но я во всем разберусь.

Адам Дженсен: Я знала, что на тебя можно положиться, Адам. Пожалуйста, будь осторожнее.

Кассандра Рид: Странно. Я думала, что, если узнаю, что случилось на самом деле, мне станет легче. Но оказывается, что ничего не изменилось. Моей дочери нет, и она никогда больше не вернется. Я хотела бы… Хотела бы, по крайней мере, чтобы те, кто сделал это, были наказаны.

Адам Дженсен: Поверьте, так и будет.

***

Фрэнк Притчард: Ты где, Дженсен? У меня мало времени.

Адам Дженсен: Привет, Притчард. Я уже почти дома.

Фрэнк Притчард: Хорошо. Когда придешь, подключи нейронный узел к своему компьютеру. Я создал защищенный канал, чтобы работать удаленно.

Адам Дженсен: Ты можешь залезть в мой личный компьютер?

Фрэнк Притчард: А кто думаешь настраивал тебе протоколы безопасности?

***

Адам Дженсен: Притчард. Узел подключен.

Фрэнк Притчард: Знаю. Теперь тихо, не мешай мне работать.

Адам Дженсен: Притчард, мне нужно только имя, а не вся его родословная.

Фрэнк Притчард: Это не его ДНК. Это данные, которые он пытался украсть, пока его...

Боже, Дженсен... этот хакер-камикадзе не убивал себя...

Адам Дженсен: Конечно, ты же не видел лужу из его мозгов на полу.

Фрэнк Притчард: Нет. Нет, ты не понимаешь! Жидкостный привод, встроенный в чип... он позволяет действовать через тебя. Буквально превращает человека в прокси-сервер!

Адам Дженсен: Значит, он работал не один. Взломом занимался кто-то, кого там не было.

Фрэнк Притчард: Именно. И этот кто-то пытался скрыться от нас, используя множество спутников. Но, кажется, мне удалось отследить его: Заброшенный фабричный комплекс в Хайленд-парке.

Адам Дженсен: Давай адрес, Притчард. Если нам повезет, тот, кто дергал за ниточки наших террористов, все еще там.

←К оглавлению

Вверх

Далее


В новом магазине стартовые наборы для гель лака киев. . электроды вольфрамовые
(наведите мышь)